W O N D E R L A N D
 
On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
Безумный Шляпник




Сообщение: 23
Настроение: Умеренно адекватное
Зарегистрирован: 04.09.15
Откуда: Россия, Владивосток
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.04.16 09:33. Заголовок: Кошмар - Глава первая (Первая часть)


Книга... Хотя какая книга? Несколько, разнящихся по своей сумбурности, глав.
Не вспомню наверняка, но где-то пять или шесть лет назад мы в соавторстве с другом-психологом решили попробовать писать рассказы. Из чего-то неопределённого начало вырисовываться нечто, соответствующее общим представлениям и вкусам.
По крайней мере никто уже не сомневался, что хотим мы писать хоррор с элементами мистики.
Однако находить в себе силы и желание для писатильства - очень непросто. Особенно когда оно не является профессией. Иногда не хватает времени, иногда дверь в параллельную вселенную, где можно что-нибудь подсмотреть, захлопывается, а иногда просто лень.
Так что книга заморожена до лучших времён.
Сейчас же предлагаю желающим ознакомится с первой (незаконченной) главой произведения с рабочим названием "Кошмар".
И да, огромное спасибо Маринке за то, что согласилась перечитать и поправить некоторые неприятности.

P.S. В ворде с полуторным межстрочным интервалом глава занимает 23 страницы. Может, стоит дописать ещё страниц 20 и экстерном защитить журфаковский диплом?)

P.P.S. Нельзя публиковать слишком длинные сообщения, поэтому разобью на несколько.

_______________________________________________________________

I


Я медленно брёл по улице и чувствовал, как усталость стягивает тело, будто с каждым шагом я всё глубже и глубже ухожу на дно озера. Силы покидали меня с невероятной скоростью, и вскоре я окончательно выдохся. Ноги стали ватными и отказывались двигаться. Внезапно, будто очнувшись от забытья, я осознал, что не знаю, где нахожусь и куда иду. Меня поглотил страх… Что со мной происходит? Я огляделся, место было знакомым, но я совершенно не помню, как сюда попал. Может меня оглушили на улице? Боже, я ведь действительно ничего не помню! Я начал шарить по карманам, но они были пусты, похоже, меня ограбили. На руках была кровь. Я ощупал себя, но раны не нашёл. Может быть, это!.. Так и есть, я притронулся к затылку и в тот же миг отдёрнул руку: меня ударили по голове и, скорее всего, чем-то тяжёлым.

Вокруг было тихо как в пустыне, не у кого даже попросить телефон. Так, надо собраться с силами и идти. Я выпрямился и попытался сделать шаг вперёд, как вдруг мышцы ног свело резкой и острой болью. Не в силах удержаться, я грохнулся на асфальт и скорчился от боли. Проклятье! Боль усиливалась, с чудовищной скоростью она распространялась по всему телу, через несколько секунд я был полностью парализован. Что происходит?! Я попытался крикнуть, но губы не размыкались, будто их сшили. Как только эта мысль промелькнула в мозгу, я ощутил, как рот заполняется тёплой жидкостью. Это что ещё за чёрт? Изо рта сильным напором струилась кровь, и очень быстро под моим лицом набралась целая лужа, в отражении которой я мог увидеть собственное перекошенное от боли лицо. Нет, это всё неправда, не может такого быть!.. Дыхание спёрло, я начал задыхаться, но как ни старался, рта открыть не смог. Я дёргался и извивался на земле, пытаясь пересилить боль и встать или хотя бы пошевелить руками, но всё, что получилось сделать, - перевернуться на спину. И в этот момент я начал давиться собственной кровью. В состоянии, граничащем с отчаянием и безумием, я предпринял новую попытку разжать зубы и закричать. Невидимые нити рвали плоть – нестерпимое чувство, казалось, что вот-вот потеряю сознание – но я смог. Столб крови вырвался наружу, борясь с тошнотой, я отплёвывался как мог, чтобы не захлебнуться. Собрав последние силы, я закричал и попытался пошевелить руками. Снова боль, тело затряслось как в лихорадке… Как я поднялся на колени, уже не помню. Шаг за шагом я двинулся вперёд, шепча: «на помощь» – единственные слова, которые помнил.

Внезапно я увидел себя со стороны. Да, я стоял в десятке метров за собой, ползущим по дороге. Асфальт украшала алая полоса крови. Хотелось побежать, помочь самому себе, но я не мог, какой-то невидимый барьер мешал мне. Я попытался разбить его, но всё было напрасно. Я бил и бил, пока силы окончательно не оставили меня, после чего я рухнул на землю. И тут случилось что-то. Мир стремительно начал терять краски, пока не стал абсолютно серым. Дальнейшее сложно объяснить, будто действительность начала поглощать меня, желая сделать пустышкой, тенью… Я чувствовал, как всё нутро будто высохло и вот-вот рассыплется. Опершись на трясущиеся посеревшие руки, я попытался встать. Это далось мне нелегко, тело отказывалось подчиниться. Снова посмотрев на своего застывшего в луже крови, двойника, я двинулся к нему и тут же почувствовал, как стремительно проваливаюсь. Взгляд в пол. Боже, нет! Я рассыпаюсь, я…

Нет! Сердце на миг остановилось и тут же забилось с такой скоростью, что в глазах потемнело. Глубокий вдох. Это всего лишь сон, всего лишь очередной чёртов кошмар. Я посмотрел на часы – красные электронные цифры высветили, как приговор, только 6:30 утра. Вряд ли я теперь усну, надо хотя бы душ принять. А, старый знакомый, - в ванной меня встретило собственное отражение в зеркале: красные глаза, будто я только что выкурил кило травы, поперёк щеки «вмятина» от одеяла, осталось только пустить слюну - и сойду за дауна. «Доброе утро», – без энтузиазма бросил я приветствие зеркальному двойнику и полез в душевую кабину.

Тёплый напор воды приятно расслаблял, и беспокойство начало меня покидать, это же просто сны, да и только. Впрочем, ничего удивительного в том, что меня донимают кошмары, нет. С того момента, как дело Ксюши официально признали «глухарём», я не могу ни о чём другом думать. Вот и снится всякая чертовщина. Обыкновенный параноидальный бред… Или всё же не такой уж это и бред? В отличие от меня, Ксюша не верила в совпадения, она всегда очень трепетно относилась ко снам и всяким «знакам». Может, дело ещё и в том, что у каждой женщины в её семье на протяжении последних пяти поколений были случаи вещих снов. А с такими доводами сложно спорить, даже если сам в мистику не веришь. Ведь и у самой Ксюши были такие сны… Как раз за неделю до смерти был последний…

Выйдя из ванной, я включил кофеварку. Вот что мне сейчас необходимо, чтобы прийти в себя, - крепкий кофе и сигарета. Пусть это избито и стереотипно, кто сказал, что это плохо? Я взял «гильзу» и начал потихоньку набивать её табаком. От равномерного шума работающей кофеварки на меня нахлынули воспоминания…


Это было утро вторника, в ту ночь Ксюша осталась у себя. Я не любил спать один, ночи в одиночестве пробуждали во мне страхи пятилетнего ребёнка. В детстве я обожал хорроры и триллеры. Мать всегда запрещала мне смотреть их, но я, не обращая внимания на запреты, посреди ночи выбирался из постели, прокрадывался в гостиную и на минимальной громкости смотрел какой-нибудь ужастик. Сидел полночи чуть ли не впритык к экрану телевизора и наблюдал за тем, как какой-нибудь Фредди гоняется за подростками. Оставшуюся часть ночи я сидел, забившись под одеяло в страхе, что кто-нибудь выйдет из шкафа или выпрыгнет из-под кровати и убьёт меня. Конечно, когда я подрос, понял, что ничего подобного случиться не может, но этот детский страх пробуждался во мне, когда я оставался один на один с самим собой.

В то утро я так же стоял на кухне и готовил кофе. Завибрировал телефон, сообщая, что пришла смска от «Любимой заразы». Я ещё подумал, что она решила, наверное, извиниться, что заставила меня ночевать одного и пережить вновь ужасы детства. Но содержание сообщения было совсем иным. Текст был очень расплывчатым, спутанным, сложилось впечатление, будто она прощается со мной. Дочитав, я без промедления набрал её номер.
– Милая, что на тебя нашло?
– Дим, – она всхлипнула, – мне кажется, что я скоро умру.
– Зай, ну что за вздор? Кто тебя там пугает?
– Это не вздор. Дим, мне, правда, страшно.
– Ни о какой преждевременной смерти не может быть и речи. Мы же с тобой планировали умереть дряхлыми стариками в каком-нибудь европейском отеле…
– Ты можешь быть серьёзным?
– А горничная, – продолжил я, – убирала бы за нами весь кавардак, что мы оставили бы за собой в предсмертной пьянке, а как бы мы простыни им загадили…
– Ты мерзкий! – она нервно хихикнула, – Дим, послушай, – продолжила она уже более серьёзным тоном, – мне страшно. Мне только что приснился кошмар, но такой реалистичный и очень похож…
– Ксюша, что за бред? – начал было я, но она меня оборвала, – Не начинай опять про это ваше родовое проклятье. Ты вчера на ужин не ела спаржу? От неё может что угодно присниться.
– Это не бред. Я же тебе рассказывала, все женщины в моём роду…
– Да-да-да, все женщины в твоём роду видят вещие сны и немного сумасшедшие. Твоя мать добавляет в борщ корицу. Так что я не стал бы к этому так серьёзно относиться.
– Моя мать готовит отличный борщ!
– Твоя мать ведьма, и ты вся в неё. Честное слово, если ты от меня уйдёшь, я стану твоим отчимом.
– Дурак ты, Дима.
– Ксюша, это просто сон, не более. Я тебе не позволю умереть, ничего не случится.
– Тоже мне супермен, – хмыкнула она в трубку.
– Пф-ф… Тоже мне Ванга. Ты ещё ведёшь свой дневник?
– Да, я написала тебе сразу после того, как записала всё в него.
– Вот так… Значит, я узнаю всё последним.
– Ну, прекращай.
– За это ты будешь сегодня у меня ночевать.
– Ох, напугал, так напугал!.. Заедешь за мной пораньше?
– Конечно. И выброси все эти глупости о смерти и вещих снах из своей светлой головки.
– Ладно. Всё равно ты дурак.
– И я тебя люблю, ведьмочка.


Обещал ей, что не позволю, чтобы что-то случилось, а через неделю её убили. Неосмотрительные обещания дорого обходятся… Я налил кофе, открыл окно и закурил. Дым заполнил лёгкие и через пару секунд вырвался наружу через ноздри, оставляя приторный вкус во рту и туман в голове. Нет, я так и не поверил в мистическую силу снов, но что, если это так? Что, если подсознание может предупредить о чём-то надвигающемся? Может, и мой сон - это предупреждение. Я ведь в конце рассыпался в пепел. Может, это предостережение, сигнал о том, что пора бросать курить? Я ухмыльнулся и взглянул на тлеющую сигарету. Докурив, я сунул бычок в банку, которую прицепил на проволоку под подоконником со стороны улицы. С предупреждением можно разобраться и позже, а сейчас пора выдвигаться на работу.


Весна в этом году выдалась очень удачная, я бы даже сказал аномально тёплая. Уже неделя, как май на дворе, но сейчас вполне можно было бы забраться на какую-нибудь крышу и загорать. И судя по всему, я не единственный, кому пришла эта идея в голову. Девушки уже нацепили шорты и юбки покороче и вовсю демонстрируют свои бронзовые ноги. Что ж, есть свои плюсы в пешей прогулке, определённо есть. Впрочем, добираться на автобусе на работу довольно проблематично из-за пробок, а в центре города пробок не бывает разве что ночью. Но эти мелочи меркнут на фоне всех удобств расположения: рядом было всё – бары, клубы, кинотеатры, торговые центры, набережная. В общем, домой после работы можно не спешить. Но главное - это вид. Да, с верхнего этажа открывался отличный вид на площадь и море. Я частенько любовался этим пейзажем, есть в этом что-то завораживающее - смотреть, как автомобили выстраиваются в ряды, не в силах протолкнуться вперёд, как люди бегут куда-то, или наоборот, парочками не спеша прогуливаются, заходя по пути в бутики, а над всем этим распростёрлось море, могучее и спокойное, удерживающее на себе десятки кораблей, пришвартованных у пристани. Прямой выход в Тихий океан. И я возвышаюсь над всем этим на самой вершине мира с чашкой кофе. Нет, чёрт возьми, мне здесь нравится. Не знаю, как шеф выбил нам это место под офис, но я был ему безгранично за это благодарен. И не только за это.

Анатолий Витальевич, наш директор, вообще человек необычный и как руководитель и как личность. В свои сорок лет он обладал невероятной энергией подростка и острым умом настоящего стратега. За его плечами был недюженный опыт работы во многих сферах, и никто толком не представляет, какие у него есть связи, но всем хорошо известно одно – что его лицо знает каждый мало-мальски значимый предприниматель не только в нашем городе, но на всём Дальнем востоке. Он никогда не сидел без дела и своим подчинённым этого также не позволял, но при этом никто бы не назвал его тираном. Анатолий Витальевич поддерживал дух единства в конторе и всячески поощрял стремление к работе. Об успехах каждого своего работника он был хорошо осведомлён. Когда год назад я впал в депрессию, мои показатели сильно упали, чего там, вся жизнь покатилась к чёрту, он вызвал меня к себе на разговор.

Кабинет его был обставлен со вкусом. Шеф ко всему подходил со знанием дела, и даже место, где он проводил не так уж много времени, обставил так, чтобы там было приятно находиться.
– Привет, Дим, заходи, – поприветствовал он меня, когда я появился в дверях.
Я присел на диван и взял в руки уже приготовленную для меня кружку с кофе. На противоположной стене красовалась картина с пейзажем города какого-то местного художника, выполненная, должен признать, блестяще. Я не любитель живописи, но эта картина передавала и суетность нашего городка и в то же время его силу и мощь, какой обладает огромный слаженный механизм.
– Ну, рассказывай, как успехи.
Я опять уставился в кружку, и хотел было помешать сахар, но ложки там не оказалось.
– Ну, честно говоря, не особо.
– Не особо, это мягко сказано, – отозвался директор, и тут я с удивлением заметил, что он забрался на стол и пытается отключить сигнализацию, – Более того, они скверны, – подытожил он, спустившись на пол. Из ящика стола он достал упаковку табака «Dunhill» и начал мастерски набивать сигарету. Именно у него, несколько лет назад, я и подхватил манеру курить самокрутки.
– Угощайся.
Я подошёл к столу и сел напротив начальника, который уже сворачивал вторую папиросу для себя. Мы оба закурили.
– Согласен, – наконец заговорил я, – Я сейчас не в силах работать, всё валится из рук. Послушай, может, я возьму отпуск?
– Исключено, – шеф покачал головой, - никаких отпусков. Димон, я прекрасно тебя понимаю, тебе сейчас эта работа даром не нужна, и я искренне сочувствую тебе и твоей утрате, но вот что. Сколько мы уже знакомы? Семь лет!
Я кивнул.
– Ты ко мне пришёл ещё безмозглым студентом с синяками под глазами от недосыпа, а разило от тебя как от пивной бочки.
– Точно, – я улыбнулся, вспомнив былые времена. – Да и конторка эта была размером с мою квартиру.
– Именно! Семь лет это большой срок, поэтому не думай, что я не знаю, какие тараканы роятся в твоей голове, – он поднялся из-за стола, подошёл к шкафу и достал оттуда бутылку скотча. – Если ты сейчас останешься без дела, – он протянул мне стакан с виски, – то сойдёшь с ума.
– А если я продолжу работать, то завалю все проекты…
– Тогда придётся тебя скинуть с этого чудесного здания, и ты запачкаешь весь асфальт своими ошмётками.
– Мда… – я отпил из стакана и затянулся, – Паршивая перспективка.
– Вот именно. Я бы с радостью тебя отпустил, если бы в этом был смысл. Ты не думал сходить к психологу?
– Нет уж. Психологи мне не нужны, – я уставился на Анатолия, сверлившего меня взглядом. – Сам справлюсь. Ты, пожалуй, прав, спасибо… – поставив пустой стакан на стол, я развернулся к выходу. – Тебе бы тут не помешал камин, кстати.
– Знаю-знаю, – ответил он, наливая себе ещё порцию скотча, – в четверг уже будут устанавливать. Заходи, заценишь.
– Непременно.

Потихоньку я начал приходить в себя и спустя месяц опять взял свою жизнь под контроль, более того, я так увлёкся работой, что стал просиживать там чуть ли не сутки. Может быть, это и был перебор, но мне надо было заполнить пустоту внутри, надо было перестать изводить себя мыслями о Ксюше. И это сработало. Через месяц упорной работы я почувствовал облегчение. Нет, мне всё ещё было больно, мне до сих пор больно… Я не забыл о НЕЙ, не перестал ЕЁ любить. Но я перестал себя изводить. И жизнь вернулась в обычное русло.


До офиса оставалось минут пять ходу, как вдруг мои размышления прервал какой-то тип. Без всякого желания я снял наушники, из которых доносились голоса Шары Халлиган и Сержа Танкяна под шикарный аккомпанемент гитары Бакетхэда. На меня смотрел парень в дешёвом костюме и с дипломатом в руках, на вид ему двадцать пять. Что-то с ним явно было не так. В ушах свежие дырки, очевидно, там ещё пару дней назад красовались серьги, пальцы слегка пожелтевшие, видимо, от чрезмерного курения, а на шее, из-под ворота рубашки, выглядывал край татуировки. Похоже, этот парень - заядлый тусовщик на местных рок-вечеринках.
– Послушай, дружище, – обратился он ко мне. – Выручи, срочно надо позвонить.
– Забудь, – сказал я, продолжив движение, не дослушав до конца.
– Да погоди ты, – он пошёл за мной. – Ты же не думаешь, что я убегу с твоей трубой?
– Слышь, парень, иди…
– Мужик, по работе надо срочно, – перебил он меня, – Смотри, – он полез в карман и достал оттуда телефон, – Чёртов htc. Вырубается и всё, я уже полчаса не могу до клиента дозвониться.
Я остановился и посмотрел на него. Htc и правда порой подводят, тем не менее, не телефон меня настораживает, а сам собеседник. Что-то с ним явно не так. Убежать от меня он вряд ли сможет, только если он не бегун профессиональный, так что я согласился помочь.
– О, отличный альбом, кстати, – сказал он и принялся набирать номер. – Виталий? Добрый день, это Виктор…
После короткого разговора парень вернул мне телефон.
– Спасибо, дружище, выручил, – он широко улыбнулся и полез в карман, достав оттуда визитк. – Нужна будет помощь – обращайся.
– А ты чем занимаешься? – я посмотрел визитку, которая качеством не отличалась, как и костюм моего собеседника. Только имя и номер телефона.
– Всем подряд. Решаем проблемы, юридические и не только, – он подмигнул. – Если надо что-то или кого-то найти, обращайся, – мой новый знакомый развернулся и пошёл своей дорогой.
Странный парень, однако что-то остановило меня от того, чтобы выкинуть визитку. Включив музыку, я отправился на работу.


– Эй, я с тобой разговариваю! – голос Ани привёл меня в чувство.
Я оторвал взгляд от монитора, надо мной с недовольным лицом нависла ассистентка Аня. Ей было 22 года, совсем недавно окончила универ и поступила к нам на стажировку, но, несмотря на возраст и отсутствие опыта, она довольно быстро влилась в рабочий поток и отлично справлялась со своими обязанностями. Грубо говоря, она стала моей правой рукой. Несомненно, мне нравилось, когда она вот так стояла, склонившись над моим столом, демонстрируя впечатляющий бюст, но сегодня я даже не заметил её прихода.
– Что за тон, барышня? – попытался я изобразить серьёзного начальника, – Отставить фамильярности, а то сейчас отправлю вас… – не успев закончить, я расхохотался, глядя на то, как Аня выпучила глаза и раздула щёки. Точь-в-точь сова.
– У нас сегодня ролевые игры, что ли? – развела она руками, – Вы, значит, большой босс, Дмитрий Сергеевич?
– Именно. Тебе разве не пришло уведомление на почту? Я, смотрю, ты и оделась не по сценарию. Где костюм горничной?
– Вот что за мужики, а? – Аня села за свой стол и включила компьютер. – Я с ним тут самым сокровенным делюсь, а он витает в облаках и думает о горничных!
– Отнюдь, Анечка, отнюдь. Я тебя слушал самым внимательным образом, просто не хотел перебивать.
– Неужели, – ассистентка сложила руки домиком и положила на них голову. – Так и о чём же я говорила?
– О том, что новый парень тебя не удовлетворяет?
– Я тебя иногда ненавижу, – тихо ответила она и с усердием начала что-то печатать.
– Знаю, Анечка, знаю. Именно поэтому я тебя никому не отдам.
Мы с ней часто стебались друг над другом и никогда не обижались. Но, кажется, иногда я перегибал палку. Чтобы загладить свою вину я смял чистый лист бумаги и кинул в Аню. Хищно улыбнувшись, она схватила два листа обеими руками и скомкала их в одно мгновение.
– Война! – крикнула она и швырнула в меня «снарядами».
Увернувшись от атаки, я подобрал оба комка, и сбирался было ответить, но Ани на месте не оказалось.
– Очень хитро, барышня, – я встал с места и аккуратно подошёл к её столу, под которым она пряталась. – Но вас это не спасёт.
Я подошёл к столу с другой стороны и увидел свою ассистентку, сидящую на корточках и сжимающую в руках планшет, служивший ей щитом. Я замахнулся для броска, но из-за планшета показалась гелевая ручка.
– Я вам всю физиономию разрисую, Дмитрий Сергеевич. Признавайте капитуляцию.
– Туше, Анечка. Выбирайся из катакомб, – я протянул ей руку.
– Хорошо, что тут камер нет, – сказала Аня, поправляя юбку.
– Вообще-то есть. И Анатолий уже не раз делал мне выговор за капитуляцию.
– Господи. Надеюсь, нас на ютюб не выкладывают?
– Кстати, этим вопросом ты сейчас и займись. А я пока пойду, возьму кофе. Ты что-нибудь ещё будешь?
– Ох, дай-ка подумать... – Аня надула губы и закатила глаза.
– Что такое? Опять этот чудовищный выбор между лимонным пирогом и ничем?
– Видимо, мы слишком долго работаем вместе, ты знаешь мои слабости, – Аня широко улыбнулась.
– Радость моя, ни один лимонный пирог в мире не сможет испортить твою идеальную фигуру, тут не о чем и думать, – подмигнул я и потянулся к ручке двери.
– Дим, – Аня окликнула меня, когда я уже почти вышел.
– Да?
– У тебя всё хорошо?
Не знаю как, но часто она замечала, что я не в духе, хоть я ничем себя и не выдавал. Женское шестое чувство?..
– Как всегда, всё просто грандиозно, – во избежание дальнейших вопросов я быстро вышел из кабинета и направился в наше кафе на первом этаже. Уже выходя из лифта, я бросил взгляд в сторону столовой и замер от резкой вспышки. Всё произошло слишком быстро, как в фильме ужасов. Там за стеклом, на миг я увидел себя, лицо перекошено от ужаса и боли, я сидел на коленях в луже крови. Что за чёрт?
– Димон! – голос прозвучал внезапно, я чуть не подпрыгнул.
– Твою!.. – я еле сдержался от того, чтобы выругаться. У Антона была удивительная способность возникать из ниоткуда и в самые неподходящие моменты. Он необычный человек. Пусть он и мой ровесник, но в душе ему все также восемнадцать. Он ненавидел компромиссы, и всегда делал всё по-своему. Но, несмотря на бунтарский характер, он был отличным специалистом и ценным сотрудником. Мне нравилась его непосредственность и лёгкость в общении, мы с ним быстро нашли общий язык. В контору он пришёл всего на несколько месяцев позже меня. Мы часто выбирались вместе на отдых, я с Ксюшей и он со своей очередной спутницей. Можно сказать, что он был моим ближайшим другом последние несколько лет.
– Да на тебе лица нет. Что случилось? В штаны надул?
– Есть малость. Просто не выспался, да ещё и тебя встретил, день, считай, испорчен. У вас проверка что ли? – дело в том, что Антон редко выбирался из своего офиса, да ещё и на первый этаж. Значит, у них сегодня проверка, и он вышел покурить, так как обычно он это делал либо в туалете у себя на этаже, либо на лестнице в окошко. Да, Антоша у нас самый настоящий офисный террорист. Чего он только ни вытворял, но всё ему всегда сходило с рук.
– Именно. Пойдём, расскажу тебе, как вчера провёл вечер.
– Давай, только недолго – Аня ждёт от меня лимонный пирог.
– Старик, – Антон закинул руку мне на плечо и повёл к выходу, – я со всей ответственностью тебе заявляю, что Аня ждёт от тебя вовсе не лимонный пирог. Она скорее ждёт, когда ты попробуешь её пирожок…
– Да в тебе поэт умер, – мы вышли на улицу и утонули в пучине сигаретного дыма.




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 15
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет